За дверью лаборатории


Ноира Нигматова занимается программой искусственного оплодотворения и криоконсервации биологического материала – яйцеклеток и сперматозоидов.


Замороживание биологического материала – это ваш биологический депозит на будущее



Ноира, помните ли вы тот момент, когда точно решили идти в медицину?


– Всю жизнь я мечтала быть переводчиком, мне отлично давались языки, и я думала, что свяжу свою жизнь именно с этим направлением. Но, так как я из династии врачей по линии мамы и своих дедушек, мы решили, что я пойду по стопам своих родных и стану врачом-узистом. В 11 классе я поняла, что мне нужно целенаправленно готовиться к поступлению в медицинский.



– Всем известно, что на врача достаточно долго учиться. Вас не пугало столько лет жизни посвятить обучению? Кстати, какое у вас образование?


– Врачи учатся всю жизнь. Сначала я поступила в медицинский вуз на специальность «Лечебное дело». И меня это нисколько не пугало, так как передо мной был прекрасный пример родных. Позже я выиграла стипендию по программе «Болашак» и уехала в Канаду на факультет биологических наук. После изучения этой программы я долго думала, куда пойти, и на семейном совете было принято решение, что я буду работать в направлении ВРТ (вспомогательных репродуктивных технологий), так как эта сфера наиболее близка к медицине.



– Мы знаем, что вы руководитель лаборатории эмбриологии и андрологии клиники «Геном». Ноира, скажите, насколько сейчас востребована процедура ЭКО в Казахстане, ведь вы напрямую связаны с этим?


– Процедура ЭКО, как и ВРТ, очень востребована, так как каждая шестая семейная пара страдает бесплодием в силу многих факторов. И, к сожалению, ни одна клиника в мире не дает никаких гарантий. Кто-то беременеет с первой попытки, кто-то со второй. Перед проведением ЭКО необходим комплексный подход: обследование обоих супругов, желание супругов выдержать все тяжести – финансовые, психологические и несмотря ни на что добиться своей цели.



– Все знают, что эта процедура дорогостоящая. Существует ли какая-то программа, которая помогает сделать ЭКО бесплатно или с минимальными затратами? Если да, то как это происходит?


– Действительно, эта процедура дорогостоящая, и с каждым годом экономическая ситуация в стране не улучшается. Людям становится всё сложнее воспользоваться этой процедурой. И гарантий никаких нет. В этом случае можно говорить только о шансах, вероятности успеха. Программу ЭКО можно провести и по госзаказу. Ежегодно клинике выдается определенное количество квот. В 2019 году мы получили национальную аккредитацию, и в 2020 нам выделили первые квоты. В 2021 мы также работаем по квотам, и рады тому, что можем помочь людям. Но, к сожалению, квота покрывает не все затраты, а только расходы на воплощение самой программы, и если возникает необходимость в дополнительных процедурах, то люди оплачивают их сами.



– В каких случаях ЭКО может не получиться? Как часто такое происходит?


– ЭКО может не получиться при любом раскладе. Это нельзя предугадать. В среднем по свежим программам результативность составляет 38–40%. А по переносу в криопротоколе она может варьироваться от 40 до 60%. В нашей практике это 61%.



– Бытует миф, что дети, рожденные с помощью ЭКО, могут иметь какие-то отклонения. Это так или остается мифом?


– ЭКО – это метод, благодаря которому беременеют. А отклонения могут быть и при естественном зачатии. Они не связаны с ЭКО как с методом, при котором появляются проблемы. Бытует мнение и о том, что дети, рожденные при ЭКО, не могут иметь своих детей. Это тоже миф. Тут важен не метод, при котором происходит зачатие, а причина бесплодия.



– Хотелось бы поговорить о сохранении репродуктивной функции, то есть о криоконсервации яйцеклеток и сперматозоидов. Такое возможно?


– На сегодняшний день технологии позволяют заморозить не только эмбрионы, но и яйцеклетки, и сперматозоиды, то есть сырой биоматериал. Поэтому при необходимости я рекомендую до 35 лет заморозить свой биоматериал. Если говорить о яйцеклетках, то речь идет о количестве 15–20, так как это сырой материал и не все клетки размораживаются. Это нормально. Если резерв небольшой, то нужно понимать, насколько у вас хватит финансовых, психологических и физических ресурсов. Репродуктивный век женщины короток, и к 40 годам большая часть женщин пользуется уже донорскими яйцеклетками. Сперматозоиды исчисляются миллионами, но если мужчина понимает, что у него ухудшается качество спермы, или он хочет сохранить свой материал в перспективе на 10–20 лет, он также может его заморозить. В этом случае необходима консультация специалистов.



– Ноира, а занимаетесь ли вы чем-то параллельно? Или на это нет времени?


– Раньше времени не хватало. Так как и днем, и ночью все мысли были о работе, как наладить рабочий процесс, обучить специалистов. А сейчас при наличии команды у меня появилось время, я изучаю психологию, прошла курсы, консультирую как практикующий психолог. Это большая сфера, я в ней себя тоже ищу, в будущем хочу специализироваться в какой-то конкретной области психологии. Активно развиваю свой блог в Инстаграм @nigmatova_embryologist и видеоблог в Тикток. Провожу прямые эфиры с коллегами (которые важны моим читателям), консультирую. Современные реалии таковы, что экспертам важно проявлять себя в информационном обществе. Я успешно это реализую. Также относительно недавно открыла свой интернет-магазин футболок и кружек @nnigma_kz. Впереди много планов и идей, но одно я знаю точно, судя по отклику моих читателей: я занимаюсь важным и нужным делом.



@nigmatova_embryologist