Имею ли я право?



Светлана Шведова – адвокат. В сфере юриспруденции уже 28 лет.



Светлана, как давно вы уже работаете в юриспруденции? По какому принципу выбирали профессию? Мой опыт в сфере юриспруденции составляет уже 28 лет. В профессии я с 17 лет. Помогать людям это то, что я считаю своей миссией. Профессия юриста включает в себя не только знание законов. Юриста, адвоката чаще всего люди выбирают даже не по количеству регалий и уровню квалификации, а по личному контакту. Я вкладываю душу в каждого своего клиента.

– Юриспруденция – это обширное понятие. Чем конкретно вы занимаетесь, за какие кейсы беретесь?

Большой блок моей работы составляют вопросы, касающиеся семейного права: развода, раздела имущества супругов, споров о детях, взыскания алиментов.


– Насколько прогрессивно развивается семейное право в Казахстане? Разительно ли отличается семейное право РК, скажем, от права РФ? К примеру, в выплате алиментов.

Семейное право РК, на мой взгляд, развивается медленно. Каких-либо серьезных разительных отличий между семейным правом Казахстана и России нет, но всё же хочу отметить, что права женщин (в основном ведь это женщины) в выплате алиментов защищены в РФ несколько лучше. Так, в Казахстане алименты в твердой денежной сумме могут быть взысканы в случае если родитель имеет нерегулярный заработок и на практике практически никогда эта норма не работает. А согласно семейному праву России алименты в твердой денежной сумме взыскиваются, если даже у родителя отсутствует заработок или если взыскание алиментов в долевом отношении к заработку родителя существенно нарушает интересы ребенка. Наши алиментщики просто «рисуют» себе минимальную заработную плату и платят своему ребенку, грубо говоря, 10 000 тенге в месяц. Я считаю это просто возмутительно, но законно. А в РФ это невозможно, алименты будут взысканы хотя бы не ниже прожиточного минимума. В моей практике был случай, когда владелец и руководитель солидной стоматологической клиники платил своему сыну алименты только от смешной самим себе установленной заработной платы (по 20 тыс. тенге), и по нашему иску суд смог увеличить алименты только до 50% от его ЗП, то есть до 40 000 тенге. И, к сожалению, подобные ухищрения или даже издевательства со стороны должников по алиментам допустимы на законодательном уровне.


– Как часто приходится сталкиваться с незаконопослушными родителями? Когда не платят алименты.

Да, к сожалению, в моей практике нередки случаи, когда отцы, после расторжения брака просто забывают о существовании своих детей и не платят алименты. Из-за чего накапливаются миллионные суммы задолженностей по уплате алиментов. Судебные исполнители не хотят работать по взысканию алиментов, поскольку эта работа не приносит им доход, всячески стараются отделаться от такого производства. А в психологии отцов почему-то часто бытует убеждение – что алименты он должен платить ЕЙ (а не ребенку), уровень ответственности у таких людей крайне низкий, объяснить, что ребенок ежедневно нуждается в еде, одежде, образовании, лечении, зачастую невозможно. Я защищаю интересы как женщин, так и мужчин. Но мужчинам, которые обращаются с просьбой помочь им НЕ платить алименты, я отказываю.



– Светлана, скажите, а до брачных контрактов нам еще далеко, или же эта культура уже приживается?

Культура брачных договоров приживается в Казахстане достаточно медленно и даже неохотно. В моей практике нередки случаи, когда один из супругов оформляет имущество (машину, квартиру) на своих родственников: маму, папу и т.д. Из-за чего в итоге грубейшим образом нарушаются права второго супруга при расторжении брака и разделе имущества. Ведь квартира, куп- ленная во время брака, в которой семья жила всю жизнь, вкладывала деньги в ремонт и обустройство, но оформленная, например, на маму мужа, уже не будет подлежать разделу. Как адвокат, я считаю, что брачный контракт очень удобный и полезный инструмент права. Это, по крайней мере, честное отношение друг к другу и изначальные договоренности о том, как будет делиться имущество или даже долги супругов в случае развода. Так, например, в дальнем зарубежье культура брачных контрактов прижилась достаточно плотно. В России по моим наблюдениям, особенно в крупных городах, брачные договоры тоже не особенно применяются, молодые люди стали отказываться от регистрации брака в целом и проживают в так называемом «гражданском» браке, сохраняя партнерские отношения и не беря обязательства друг за друга или за семью в целом.


– А что касается бытового насилия: как сейчас обстоят с этим дела? Статистика становится меньше? Принимаются ли поправки, законы, помогающие регулировать это? Ведь если посмотреть на западные страны, то там эти законы прогрессируют и работают.

Бытовое насилие – это по-настоящему больная тема для законодательства Казахстана. По поводу статистики бытового насилия говорить сложно. Не всегда женщины и дети (из-за страха, зависимого финансового положения и т.д.) обращаются за защитой. Очень часто участковые уговаривают женщин забрать заявление, просто не желая работать, и они забирают, не верят в правосудие и свою защиту. В настоящее время в Казахстане действует Закон «О профилактике бытового насилия» от 04.12.2009 года, по нему выносятся защитные предписания. Однако невозможно сравнить уровень развития законодательства о противодействии семейно-бытовому насилию в США и странах Европы и Казахстане. Так, в моей практике был следующий кейс: моя клиентка, гражданка РК, проживающая в США, подверглась бытовому насилию от своего мужа – также гражданина РК. Он несколько раз ударил ее по лицу, кричал и запугивал. Всё это происходило на автомобильной стоянке. Свидетели немедленно вызвали наряд полиции. Мужа моей клиентки немедленно арестовали. На него было заведено уголовное дело первой категории. Уверена, подобная мера раз и навсегда отбила охоту у данного мужчины применять силу по отношению к женщине. Но у нас безопасность и защита женщин и детей всё еще под огромным вопросом. Так же, как и материальное обеспечение женщин и детей после развода. Я считаю, что в этом вопросе законодательные изменения просто необходимо срочно ввести.



@advokat_shvedova