top of page

Алтынай Даулетханкызы. Гештальт-терапия: простыми словами о сложном



Гештальт-терапия – одно из самых востребованных направлений современной психологии. Особый подход, который позволяет человеку осознать непрожитые чувства, незавершенные ситуации, проработать их и взять на себя ответственность за собственную жизнь.

Алтынай Даулетханкызы – психолог, гештальт-консультант. Специалист по работе с психологическими кризисами и травмами.


Алтынай, что привело вас в психологию? Почему вами выбрана именно гештальт-терапия?

– Мое увлечение психологией началось в пятом классе, когда мне было интересно узнать себя и получить ответы на вопросы о том, кто я, какая я и почему я – это я. Тогда я проходила различные психологические тесты в надежде найти ответы, читала разные психологические книги, первая из которых была «Как найти себя», автором которой является Виктор Пекелис. Именно с нее началась моя история любви к психологии. Первое высшее образование я выбрала в направлении финансов, так как это была мечта моей мамы. Но, поработав в финансовой сфере, я поняла, что это не мое, несмотря на то, что у меня всё хорошо получалось. Второй раз, когда я поступила в университет, и это был мой осознанный выбор, я решила стать психологом. А с гештальт-терапией меня связывает одна история: когда я училась в университете, моя однокурсница изучала параллельно гештальт-терапию. Однажды во время перемены между занятиями она провела мини-сессию со мной. Для меня это стало поворотным моментом. Тогда я узнала о своем страхе и о том, что страх удерживал мою внутреннюю потребность. В результате после той сессии я по окончании первого курса перевелась на дистанционное обучение и уехала в США.


– Расскажите, в чем особенности направления гештальт.

– Особенность гештальта заключается в «здесь и сейчас», то есть всё актуальное для человека происходит в настоящем времени. Чувства, эмоции, желания, мысли, фантазии о прошлом и будущем тоже находятся в настоящем. Поэтому это дает возможность сделать процесс осознания более интенсивным и глубоким.


– Как вы думаете, гештальт-терапия подходит всем?

– Я считаю, что гештальт-терапия, безусловно, подходит всем, так как, используя ее техники, можно расширить зоны осознания.


– С какими сложностями вам приходилось сталкиваться в процессе работы?

– В гештальт-терапии я работаю с потребностями клиента, и некоторые из них могут вызывать своего рода сопротивление. Например, человек хочет профессионально танцевать, но его удерживает то, что кто-то когда-то сказал, что танцы – не- серьезное занятие! Сопротивление возникает тогда, когда интроекты, установки и принципы других людей были слепо приняты на веру. Гештальт-терапия оперирует несколькими понятиями. Проекция возникает, когда человек приписывает другим объектам то, что свойственно его внутреннему миру. Ретрофлексия – когда человек адресует себе то, что принадлежит среде. Эготизм проявляется у «человека в футляре», когда человек замыкается в себе. Конфлюэнция происходит в результате слияния с другими объектами, когда человек не может себя разграничить с другими, и в речи это часто проявляется путем употребления местоимения «мы».


– Почему возникают тот или иной вид сопротивления? Можно ли человеку справиться с ними самостоятельно?

– Сопротивления – это своего рода защитные механизмы психики, которые необходимы для комфортного взаимодействия с окружающей средой. Они срабатывают тогда, когда больно контактировать с окружающей средой, таким образом, происходит избегание контакта, его прерывание. Работать с механизмами сопротивления позволяют занятия с психотерапевтом либо с психологом, в ходе которых человек учится разграничивать собственные и чужие чувства, выражать собственные желания, принимать собственные недостатки.



– Что лежит в основе разного рода сопротивлений? И нужно ли с ними бороться?

– В основе разного рода сопротивлений лежат глубокие чувства – такие, как страх, чувство вины и стыда, злости и ярости, которые не позволяют нам идти на контакт с окружающей средой, чтобы удовлетворить какую-либо потребность. Также убеждения других людей, общества блокируют наши желания. Нам кажется, что это неправильно. Важно понимать, что любая актуальная потребность рвется к удовлетворению. Просто путь, возможно, будет непрямой. Например, человек хочет отдохнуть, но не позволяет себе отдыха, в итоге организм дает сбой через психосоматику и он всё равно отдохнет, только наверняка уже в больнице. Здесь важно не бороться, а научиться слушать себя, свои мысли, чувства, слышать свой организм и тело.


– Расскажите подробнее, с чем приходят на ваши консультации. Люди осознанно хотят избавиться от проблем или чаще обращаются благодаря близким и родственникам?

– В основном ко мне приходят клиенты, которые понимают свою проблему. Также клиенты, которым просто интересна терапия, так как сейчас быть осознанным – это тренд. Реже всего приходят благодаря близким. В основном на консультацию новые клиенты приходят через «сарафанное радио».


– И заключительный вопрос: что бы вы посоветовали человеку, желающему выбрать себе психолога? Как это сделать, на что обратить внимание?

– При выборе психолога необходимо обращать внимание на наличие у него профильного образования, узнать, имеет ли он диплом бакалавра, магистра, доктора наук, практику личной терапии, проходит ли постоянно повышение квалификации, посещает ли супервизии, когда более опытный психолог помогает отработать сложные моменты с клиентом. Нужно также анализировать проекции, которые могут возникнуть у психолога при работе с клиентом. Не менее важный критерий – эмпатия, то есть способность психолога сочувствовать, сопереживать, понимать внутренний мир и состояние другого человека. Но также важно, чтобы психолог вызывал у вас доверие.




bottom of page