top of page

Георгий Махмудов: идете к психологу? Берите себя!



В психологии, как и во многих других сферах деятельности, можно встретить как профессионала, знающего свое дело, так и некомпетентного дилетанта. Если вы обнаружили, что предложений слишком много, наша редакция поможет в поиске настоящих профессионалов. Одним из них является психоаналитически ориентированный психолог – Георгий Махмудов.


Георгий, почему, на ваш взгляд, в современном мире важно посещать кабинет психолога?

– Главная психологическая помощь для человека – это возможность высказаться. «Поместить» свои эмоции, чтобы они нашли отклик и понимание. Многие годы люди используют друзей и другие социальные контакты; это, возможно, не решает проблемы в корне, но облегчает эмоциональное состояние, что помогает «жить дальше». В современном мире, из-за роста количества событий в десятки, а то и сотни раз, каждый человек настолько сам переполнен своими эмоциями и переживаниями, что чужие воспринимать просто не может. И часто в ответ вместо искомой поддержки люди получают осуждение, оценку, сравнение, что способствует формированию и усилению чувства одиночества и безысходности. А далее происходит так называемый эффект «снежного кома». Работа же психолога, в первую очередь, слушать и слышать, поддерживать и помогать пережить, давать понять клиенту, что его чувства имеют право быть в этом мире – даже если их кроме как в себе и в кабинете психолога больше негде разместить.


– Как давно вы занимаетесь психологией, и в каком направлении осуществляете свою практику?

– Практической психологией я занимаюсь более шести лет. Вообще, сколько себя помню, я пытался помогать и слушать тех, кто меня окружает. Многие из моих друзей детства до сих пор чаще вспоминают именно это из наших с ними взаимодействий. Конечно, тогда я не понимал, что это имеет отношение к психотерапии (улыбается). Понимание того, что одного стремления и жизненного опыта недостаточно для того, чтобы отвечать на вопросы и мне необходимы профессиональные знания, пришло позднее. Степень бакалавра я получил в Казанском инновационном университете им. В. Г. Тимирясова. В ходе этого обучения получил диплом за активный научный поиск, представленный в док- ладе на международной конференции молодых ученых «Психология – наука будущего» в Институте психологии российской Академии наук, что меня вдохновило и определило мой дальнейший путь. Поступил в магистратуру государственного академического университета гуманитарных наук при Институте психологии РАН – это учебное заведение навсегда остается моим альма-матер. Последние из пройденных мною курсов обучения были исключительно практические, где я познакомился с опытом проведения арт-терапии (в рамках психоанализа) и символдрамы. В остальном психолог непрерывно обучается и развивается в своей профессиональной деятельности, иначе мне не представляется возможной работа в этой сфере. На сегодняшний день основным психотерапевтическим направлением, на которое я опираюсь в своей работе, является психоанализ. Работаю в направлении длительного анализа, психологического сопровождения, краткосрочных, разовых консультаций, занимаюсь решением семейных конфликтов, проработкой детских травм и отношений с родителями.


– Что же такое психоаналитически ориентированная психология? В чем ее преимущества?

– Главным образом, психоанализ отличается от других методов и инструментов работы своей личностной ориентированностью, то есть основная задача в работе – это не избавиться от того или иного симптома, а найти причину его появления, потому что иначе, как показывает практика, рано или поздно симптомы возвращаются. Главная задача – установить психологическую природу проблемы, выявить ее источник и понять динамику ее развития. Самоанализ и самопонимание – вот два самых важных ключа к изменению стереотипов в поведении человека, к преодолению чувства тревоги и страха, к формированию адекватной реакции на ту или иную проблему.


– Чего стоит ожидать клиенту, придя на вашу консультацию?

– Не стану говорить красивых фраз о волшебных эффектах от встреч со мной (улыбается). Но что я действительно могу обещать своему клиенту, так это полную конфиденциальность, бережное отношение к чувствам, эмоциям и различным переживаниям, сохранение необходимых границ. Для него все мои знания и опыт, соблюдение всех этических норм и правил психологического консультирования, отсутствие осуждения и любых других субъективных личностных оценок, которые могут пагубно повлиять на процесс. Всё в кабинете всегда зависит от обоих участников, ведь психолог не панацея и не волшебник.


– Существует миф о том, что, попав на прием к психологу один раз, придется ходить к нему годами. Скажите, так ли это?

– У каждого различные цели, готовность и желание. Кому-то достаточно выговориться о том, что он ненавидит начальника на работе, кто-то 30 лет живет с болью, вынесенной из детства, которую, конечно же, за две встречи прожить просто невозможно. Я часто сравниваю поход в кабинет к психологу с тренажерным залом. Один хочет «идеальное» тело, будет ходить годами, составлять планы питания, применять пищевые добавки и прочее. Другой будет ходить для поддержания себя в тонусе на работе и расслаблении после рабочего дня. Третьему достаточно просто купить абонемент. А четвертый живет в недоумении, зачем вообще это нужно? И никто из них не лучше и не хуже.


– А если человек недоверчивый, «закрытый» и плохо идущий на контакт – не пытать же его в процессе работы?! Как вам удается расположить к себе клиента? Или есть инструкции, как правильно человеку подготовиться к встрече с психологом?

– Зачастую именно в таком состоянии и приходят в первый раз. Естественно, что незнакомого человека пустить в свой внутренний мир страшно и даже опасно. Так работают психологические защиты. Расположение клиента – скорее процесс создания альянса, в ходе которого человек начинает доверять своему специалисту. Причины доверия у каждого свои, и конечно, нельзя допускать никакого давления. В работе главный клиент, а не я, и моя цель – помочь, ибо никто не знает, кому и от чего может стать лучше, кроме самого человека. Когда меня спрашивают, что брать с собой на консультацию, я всегда отвечаю «Берите себя» (улыбается). Предварительной подготовки не нужно, любое состояние и переживание есть материал для работы, и страх перед психологом в том числе.


– Вы довольно длительное время провели в Москве и помимо обучения имеете за плечами достаточное количество консультационных часов и постоянных клиентов. Сложно ли было адаптироваться в Алматы?

– Я вырос в Средней Азии, недалеко от Ташкента, где, собственно, и началась моя неосознанная практика, в связи с чем я достаточно хорошо, на мой субъективный взгляд, знаком с культурой и менталитетом местных людей. К тому же, находясь в Москве, я так же практиковал и работал с людьми как с моей родины, так и из Казахстана.


Comments


bottom of page