top of page

Асыл Ахметова: кризисный психолог, когда он необходим?



Профессия кризисного психолога требует не только глубоких знаний и навыков, но и огромной эмоциональной стойкости. В этом интервью мы беседуем с Асыл Ахметовой – опытным кризисным психологом. Она рассказывает о том, что побудило ее стать психологом, и приводит интересные примеры из своей практики, показывая, как ее работа помогает людям преодолевать самые трудные моменты в жизни.


Асыл Ахметова – кризисный психолог.



Асыл, что вдохновило вас погрузиться в кризисную психологию?


– Мне с детства были интересны люди, и наблюдение за ними стало моим необычным хобби – такой своеобразной подсказкой для меня в выборе профессии. Своим первым образованием я выбрала юриспруденцию, тогда я только укреплялась в своем интересе к личности человека, к тому, как она устроена. Вдобавок к этому жизненные обстоятельства подталкивали меня к изучению психологии. Я поступила в Московский институт психоанализа, и это стало поворотным пунктом в моей жизни. Когда открыла частную практику, увидела, что 80% обращений происходят по кризисным запросам. Это определило выбор моей дальнейшей специализации.



– Какие основные отличия в подходах к работе с клиентами в кризисных ситуациях по сравнению с обычной психологической практикой?


– Кризис – это сложные ситуации в жизни человека, для разрешения которых требуются особые навыки. Ведь кризис – это всегда очень больно и страшно. Человек в нем всегда дезориентирован, и ему очень сложно справляться самостоятельно.

Я всегда смотрю на состояние клиента, чаще сначала мы работаем над ресурсированием. Следующий этап включает признание факта случившегося, в этот период клиент пытается осознать все свои чувства и эмоции. Затем он утрачивает картинку того, что было раньше, своего рода горевание, так как, чтобы создалось что-то новое, необходимо утратить старое. В итоге наступает последний этап – самый приятный: по поиску и нахождению новых смыслов.

Алгоритм работы с кризисами похож, но скорость работы бывает разная. Многое зависит от индивидуальных особенностей человека. Отличие работы с кризисами в том, что она неспешная, проводится бережно, так как возникает необходимость сверяться с чувствами клиента на каждом этапе. Моя задача заключается в том, чтобы показать клиенту, что кризис, если его правильно прожить, – это практически всегда про развитие.



– Какие типичные кризисные ситуации вы чаще всего разбираете в своей практике?


– Это разводы, возрастные кризисы, потеря близких или работы, болезни, послеродовая депрессия, банкротство, смена места жительства. По сути, это любой «обрыв» в жизни человека, который делит его жизнь на «до» и «после».



– Как вы помогаете своим клиентам справляться с острыми стрессовыми состояниями и паническими атаками?


– Я использую регуляцию эмоций, техники релаксации, дыхательные практики. В английском языке есть выражение name it to tame it, что означает «назови, чтобы побороть». Название эмоции на 50% снижает ее влияние. Сначала важно понять чувство, затем то, какие события его запускают, что является триггером или стресс-фактором. Такая внутренняя работа всегда дает хорошую динамику.



– Какие техники и методы вы считаете наиболее эффективными в работе с людьми, переживающими кризис?


– С кризисами хорошо работают

- техника EMDR – работа с памятью и обработкой информации мозгом,

- любые проективные методики (арт-терапия, метафорические ассоциативные карты),

- техника психологического дебрифинга,

- легализация и контейнирование всех возникающих в теле чувств.



– Как вы сами справляетесь с эмоциональным и профессиональным выгоранием, работая с разными тяжелыми случаями?


– Быть психологом – значит затрачивать свой человеческий ресурс, что, конечно, увеличивает риск профессионального выгорания. Для себя я определила три ключевых условия, которые стараюсь соблюдать:

- умение правильно восстанавливать энергию: не перерабатывать, а качественно отдыхать.

- умение абстрагироваться и не выносить решение рабочих вопросов за пределы кабинета,

- проходить регулярные супервизии – сессии со старшим и более опытным коллегой, в ходе которых мы обсуждаем, какие чувства в работе с клиентами возникают у меня.




– Можете ли вы поделиться примером успешного случая из вашей практики, когда ваш клиент смог преодолеть серьезный кризис?


– Конечно. Расскажу об одном случае, который произвел на меня особое впечатление. Ко мне пришла женщина, жившая с паническими атаками и нарушением сна более 10 лет. В ходе терапии выяснилось, что это последствия посттравматического стрессового расстройства. В результате терапии панические атаки сошли на нет, сон восстановился, и женщина смогла изменить качество своей жизни. Особенным было то, что в итоге терапии она очень сожалела, что не обратилась раньше. Часто люди недооценивают важность своего ментального здоровья и не всегда вовремя обращаются за адекватной помощью, но меня радует, что психотерапия стала пользоваться большей популярностью в нашей стране.



Commenti


bottom of page