top of page

Шухрат Абдужалилович Боймурадов – человек, меняющий мировую медицину



Челюстно-лицевая хирургия – это удивительная специальность. Сложнейшая и многогранная. Когда нужно восстановить лицо или значительную его часть, это может сделать Шухрат Абдужалилович Боймурадов – доктор медицинский наук, профессор, академик российской Академии естественных наук, проректор Ташкентской медицинской академии, челюстно-лицевой и пластический хирург.



Шухрат Абдужалилович, на сегодняшний день вы проводите уникальные операции по исправлению и восстановлению различных дефектов челюстной части лица. Вас знают далеко за пределами Узбекистана. Расскажите, с чего начиналась ваша деятельность. Как вы пришли в медицину?

– Со школьных лет я мечтал стать хирургом. И с каждым годом мое желание только росло, мне хотелось поскорее окончить институт, чтобы оказывать помощь людям. Но мои интересы не ограничились только практикой, я стал заниматься научными работами еще со второго курса. И к окончанию института у меня уже был готов научный проект, который завершился защитой кандидатской диссертации, затем защитой докторской диссертации, и сколько бы лет ни прошло, я до сих пор не могу насытиться хирургией. Утром каждого дня я иду на работу, словно в первый раз после окончания института. Я люблю свою деятельность и всегда скучаю по операциям.


– Что мотивирует вас быть столь активным в работе?


– Я получаю мотивацию от неожиданных ситуаций, которые встречаются на практике, когда больные обращаются для установления диагноза и проведения оперативного вмешательства. У меня, как и у каждого хирурга, очень часто встречаются неординарные ситуации. Вот эти случаи меня и мотивируют! Я всегда в поиске новых путей решения той или иной проблемы у моих пациентов. Поэтому в моей практике огромное количество разработок, которые сделаны лично мной. Это авторские методики, диагностики, методики операций и разработка подходов к лечению.


– Вы имеете огромный практический опыт. А помните ли вы свою первую операцию?

– Моя первая операция состоялась в студенческие годы, после окончания первого семестра первого курса. Помню, как в институте собрали всех отличников и стали спрашивать, кем мы хотели бы стать. Я сказал, что хочу стать хирургом, и меня пригласили на кафедру, а уже на втором курсе я ходил на практику. Однажды мне поручили накладывать швы на рану больного. Я хорошо помню этот момент и то, какое удовольствие я получил от проделанной работы. После этого долгое время обдумывал эту операцию, даже несколько дней не спал от радости, что мне удалось помочь человеку. Вот это ощущение до сих пор испытываю каждый раз, когда помогаю больному.


– Ваша специальность подразумевает не только плановые операции, но и работу в экстренных случаях, когда требуется незамедлительная помощь. Насколько сложно выполнять экстренные операции?

– Естественно, в моей практике были экстренные случаи, это и травмы с переломом челюсти, и ушибы с рваными ранами, различные заболевания с воспалениями и осложнениями. Со всем этим я сталкивался в течение 15 лет, когда практически дежурил через день и буквально жил в больнице. Были разные ситуации, начиная от легких и заканчивая критическим состоянием больного, которого доставляли в приемный покой. Бывало, мои коллеги и я вечером заходили на операции и до утра оперировали подряд нескольких пациентов. Но мне была интересна не только лицевая хирургия, а также и другие операции. Я заходил на операции других хирургов, наблюдал их работу, запоминал какие-то их достижения и внедрял в свою практику. Именно благодаря экстренной практике хирург становится профессиональным хирургом. Очень часто экстренные операции случаются ночью, когда рядом нет педагога, нет наставника, и ты один на один встречаешься с проблемой, которую надо решать. Вот это очень большая школа, которую должны пройти все хирурги.


– Часто ли вам приходится проводить несколько восстановительных операций одному человеку? В каких случаях это происходит?

– Да. Лицо человека является биологическим перекрестком, где встречается начало жизненно важных органов, таких, как орган жевания, речи, слуха, обоняния, зрения. Поэтому, когда идет патологический процесс или повреждение одной области, всегда происходит повреждение и соседних органов. Приходится работать одновременно на нескольких областях и разных анатомических структурах. Это очень сложно и требует от хирурга высокой квалификации и глубоких теоретических знаний, а зачастую и неоднократного хирургического вмешательства.


– Шухрат Абдужалилович, кроме сложнейшей практической деятельности вы много времени тратите в сфере образования и являетесь проректором медицинской академии. Как складывается ваша деятельность в данной области?

– Мне нравится преподавать студентам. И последние 5–6 лет свои лекции я читаю на английском, русском и узбекском языках. Каждый год происходят изменения и улучшения в медицине, а значит, и содержание моих лекций меняется. Поэтому я всегда занимаюсь, обучаюсь, совершенствуюсь и передаю студентам самые последние инновации из мира медицины. Помимо практической деятельности я занимаюсь обширной научной работой, и под моим руководством защищены 2 докторские диссертации и 8 кандидатских. Я думаю, что научная школа, которую мы создали, будет давать свои результаты в виде подготовки квалифицированных научно-практических кадров. Все выводы, которые мы получаем, внедряются в практику. Недавно под моим руководством мы создали 3D лабораторию при нашей академии, которая является единственной в Средней Азии. Приобрели 3D bio-принтер, который распечатывает форму дефекта. Для нас, конечно, это маленькая революция, ведь если раньше мы брали костные ткани из ребер или пальцев ног для восстановления дефекта, тем самым повреждая другие органы, теперь же мы можем создать индивидуальный имплант и восстановить, например, лицо без ущерба для больного.


– Среди ваших студентов есть талантливые врачи? Приходилось с кем-то из них работать?

– В круг моих учеников входят не только студенты Ташкентской медицинской академии, но и всех медицинских вузов нашей страны. Если студенты хотят у меня учиться, я с удовольствием с ними занимаюсь и не беру за это никакую плату. У меня есть ученики из Казахстана, Киргизии, Туркменистана и других стран. Многие общаются со мной в онлайн режиме, они уже практикующие врачи и часто приезжают ко мне для проведения совместных операций. Есть среди них очень талантливые студенты, которыми я горжусь. И моя мечта в дальнейшем – создать большую научно-практическую лабораторию с молодыми учеными, конкурентоспособную на международном уровне, чтобы внести достойный вклад в дальнейшее развитие медицины.



bottom of page