top of page

Айжан Ногаева: «Особенная» психология



В мире, где каждый день появляются новые вызовы и возможности, роль психолога становится всё более важной, особенно когда речь заходит о работе с семьями, где есть особенные дети. Эти люди требуют особого внимания, заботы и подхода, чтобы помочь им раскрыть свой потенциал и преодолеть преграды, которые могут возникнуть на их непростом жизненном пути. В нашей стране есть специалисты, которые преданы своей миссии помочь этим детям и их семьям.


Айжан Ногаева – психолог.



Айжан, на какой области психологии вы специализируетесь сегодня?


– Моя специализация весьма обширна, и я практикую в разных областях психологии. Но пристальное мое внимание обращено на работу с особенными детьми и их родителями. Я сама являюсь мамой особенного ребенка, который на сегодняшний день уже достаточно взрослый. Моему сыну 19 лет, и я хорошо помню, как сама была когда-то растеряна, как проходила самостоятельно все трудности. Именно трудности и вызвали мою заинтересованность психологией, появилось желание самой разобраться и помочь себе и своему ребенку двигаться в правильном направлении. В процессе я четко понимала, как мало внимания в нашей стране уделяется проблемам семей с особенными детьми. Именно поэтому я и решила помогать родителям и их деткам преодолеть все эти трудности совместно с квалифицированным специалистом, которым я являюсь на сегодняшний день.



– Насколько важна психологическая поддержка особенному ребенку и его семье? Как вы помогаете семьям особенных детей справляться с возможными эмоциональными и психологическими вызовами?


– Прежде всего родителям важно понять, что нет «волшебной пилюли», от которой жизнь сразу изменится. Особенный ребенок – это кропотливый совместный или даже командный труд и длительная работа в том числе над собой. Для максимального результата и адаптации ребенка в современном мире важно разработать правильный план действий, который приведет к желаемому результату. Конечно, грамотнее всего это сделать совместно со специалистами. Большинству родителей достаточно сложно принять диагноз собственного ребенка и понять, как жить с этим дальше. Я помогаю через терапию пройти все этапы и оказываю квалифицированную психологическую помощь. В процессе терапии людям легче понять, осознать, что диагноз не приговор, достаточно уделять особенному члену семьи чуть больше внимания, чем обычному ребенку, и это не так страшно, как кажется на самом деле. При желании с этим может справиться любой любящий родитель.



– Насколько в Казахстане сложно такой категории людей адаптироваться в обществе?


– Сложно! Не просто сложно, а очень сложно! Наше общество, откровенно говоря, не готово принять данную проблему в силу своей непросвещенности и непонимания. Из личного опыта и работая с такой категорией клиентов, я сталкиваюсь с ситуациями, когда особенным детям не дают гулять на площадках, не принимают в свой круг общения, стараются держаться от них подальше или попросту не замечать их присутствия. Данная проблема есть, и она возникает в силу того, что обычные люди не знают, как себя вести с особенной категорией детей и подростков. И если для маленьких особенных детей у нас в стране есть специальные центры развития и образовательные учреждения, где они могут проводить время в обществе, то, становясь подростками или взрослыми, они остаются без внимания. Поэтому я планирую открыть для такой категории граждан пансионат.



– Расскажите подробнее об идее открытия пансионата. Что это за место, и какую миссию он будет выполнять?


– Несколько лет назад я задумалась о том, чем будет заниматься наш сын после окончания школы. Дело в том, что люди с ментальными нарушениями ограничены в своих возможностях полноценно существовать в обществе. Поэтому возникла идея открытия пансионата, где такие подростки и взрослые люди смогут жить или приезжать и заниматься со специалистами трудотерапией, музыкотерапией, спортом, заниматься с психологами, дефектологами, получать медицинскую помощь. Основная цель пансионата – обеспечивать необходимый уход и занятость проживающих. Родители таких детей смогут полноценно работать, ведь не секрет, что во многих семьях один из родителей вынужден находиться рядом с особенным ребенком всю жизнь, возить его на занятия и лечение, тем самым не имея возможности реализоваться как личность. Я считаю, что мы сможем помочь таким семьям и ставшим уже взрослыми особенным деткам.



– Вы, как мама особенного ребенка, можете сказать: достаточная ли поддержка в нашей стране уделяется особенным детям?


– Хочу отметить, что наше государство в свою очередь делает всё возможное, я посетила несколько пансионатов и сама в этом убедилась. Но, как и во всем мире, здесь невозможно без частных инвестиций покрыть все потребности населения. Сегодня существует много фондов и центров развития для особенных детей, которые уделяют им свое внимание и оказывают посильную помощь. Поэтому я решила открыть благотворительный фонд DANAT Fund, основным направлением которого будет являться помощь и поддержка людям старше 18 лет.



– Айжан, вы действительно проводите колоссальную работу по поддержке семей с особыми детками и, главное, находите на это время, учитывая тот факт, что у вас у самой особенный ребенок. Поделитесь с нами своими мыслями: что вам хотелось бы изменить в нашей стране и обществе по отношению к такой категории семей?


– В первую очередь мне бы хотелось, чтобы общество было добрее не только к детям, но и к взрослым людям с ограниченными возможностями. Этой категории людей и так всё в этой жизни дается сложнее. По моему мнению, мы должны больше говорить на эту тему, в том числе просвещать детей и нашу молодежь быть терпимее и относиться с пониманием к особой категории граждан нашей страны.



ความคิดเห็น


bottom of page