top of page

Газиза Луцева: психотерапевт: модно или необходимо?



Семейная психотерапия в Казахстане – это относительно молодое направление в сфере психологической помощи, но в нашей стране присутствуют выдающиеся специалисты, обладающие глубоким опытом и профессионализмом в этой области.


Газиза Луцева – семейный психотерапевт.



Газиза, расскажите о своем пути в психотерапию. Что стало отправной точкой вашей карьеры в этой области?


– В психотерапию я пришла благодаря своему образованию за рубежом. В Праге я нашла специальность, которая вызвала во мне внутренний отклик. Это была аддиктология – о профилактике и лечении зависимостей, представляющая собой радикально иной взгляд на лечение зависимостей в отличие от той наркологии, которая известна нам с советских времен. Аддиктология – это био-психосоциоспиритуальный подход к пониманию возникновения зависимостей и их лечения. Специальность является частью здравоохранения и включает в себя комплексный подход, который интегрирует в себе такие специальности, как медицина, социология, психиатрия, психология, психотерапия, социальная работа и политика, философия, менеджмент и право. И я, чтобы быть максимально полезной и эффективной в помощи людям, решила получить специальность психотерапевта. Обучилась индивидуальной и семейной психотерапии, работе с подростками, детско-родительскими отношениями, с супругами в кризисе и в период развода. Меня пригласили на работу в Центр семейной терапии, где я обрела богатый опыт работы. И именно в центре семейной терапии, работая с очень сложными случаями, я осознала, что я на своем месте.



– Какие основные различия вы видите в работе центров семейной терапии в Европе и в Казахстане, учитывая различия в государственной поддержке?


– В Чехии система соцподдержки и помощи на высоком уровне. Конечно, она не идеальна. Но там есть отдельное министерство социальных вещей и работы. Ежегодно при распределении бюджета это министерство стремится и защищает необходимость финподдержки именно от государства. В Европе в целом политика больше направлена на защиту прав человека, и это в независимости от того, какая политстрана пришла к власти. Именно система соцпомощи и поддержки позволяет государству стараться обеспечить население необходимыми службами. В их числе центр семейной терапии. Но государство не единственный спонсор. В финансировании участвуют область, город, районные госструктуры, инвесторы, меценаты, есть и добровольные взносы. То есть открыть и развивать подобную службу становится на порядок реальнее, чем, например, в Казахстане. Сами услуги населению предоставляются на бесплатной основе. Конечно, зарплаты в структуре соцпомощи не самые высокие, но это компенсируется разными бонусами, спонсированием дополнительного образования специалистов и т.д. Другими словами, даже если для специалиста зарплата в подобной службе не привлекательна, это пространство для приобретения богатого опыта и роста. Работать в таком центре престижно. В Казахстане, к сожалению, из-за высокого уровня стереотипизации работа в соцслужбе похожа на обреченность. Низкая зарплата, низкие бонусы, осуждение целевой клиентуры. к сожалению, у власти другие приоритеты: проще и приятнее сделать вид, что проблем нет, чем признать, что у нас высокий уровень бедности, практически полное отсутствие инклюзивного образования, высокий уровень алкоголизма, социальный вакуум для малоимущих семей, неэффективная (или отсутствующая) профилактика, особенно первичная, и смещение вектора ценностей в обществе, и тем более в воспитании детей.Проблемы есть в каждом обществе. Но когда на системном уровне населению предоставляется выбор решать или не решать эти проблемы, общество имеет шанс развиваться в лучшем направлении.



– Какие, по вашему мнению, шаги необходимо предпринять в Казахстане для улучшения социальной поддержки граждан, особенно в сфере семейных отношений?


– По моему личному мнению, тут есть две плоскости, на которые можно направить усилия. Первая из них – это изменения в системе. Политический климат должен создать благоприятную атмосферу для развития социальной политики в нашей стране. Вторая плоскость – это повышение самосознания нашего общества. Как бы парадоксально это ни звучало, но это сложнее, чем перемена в системе. Для того чтобы люди из разных слоев общества с разными проблемами, культурой, религией начали испытывать сочувствие друг к другу, милосердие и просто банальную человечность, нужно, наверное, чудо. Но надежда есть всегда. В конце концов, великие перемены начинаются с малых дел. Если даются хотя бы в своей семье верные ориентиры и ценности, это, по сути, вклад в общество в целом. Начать с себя – не терпеть и пойти к специалисту, не бояться и найти адвоката, не страдать в одиночестве, а найти психологическую помощь. Как сказал Нил Армстронг: «Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества».



– Ваши планы на будущее включают продолжение вашей работы на родине?


– В Казахстан я вернулась спустя 12 лет из-за стечения жизненных обстоятельств. И моя реинтеграция на родине всё еще не завершена. Однако я приняла осознанное решение остаться здесь. И поэтому все мои усилия в ближайшем будущем будут направлены на развитие моей работы в Казахстане.



– Какой вы видите роль семейного психотерапевта в обществе? Какие возможности существуют для усиления осведомленности о психологической помощи населению Казахстана?


– Мне бы очень хотелось, чтобы семейный психотерапевт стал такой же нормой для людей, как, например, врач-терапевт. Я верю, что данная профессия действительно важна. Ведь всё начинается с семьи, и заканчивается, так или иначе, в ней. От рождения и до смерти мы все стремимся к теплу, опоре, пониманию, поддержке и любви. И родиться, расти и жить в здоровой семье – это как выиграть джекпот. А когда у вас дома протекает труба, вы же вызываете сантехника? А что если эта труба протекает во взаимоотношениях? Должно быть нормой прийти к семейному психотерапевту, чтобы понять, что стало с «трубой». Я думаю, чтобы идти к такому стандарту восприятия, нам надо повысить осознанность общества в целом. Конечно, было бы здорово, если бы и наши власти были заинтересованы в развитии населения в этом направлении. Мне кажется, что классно сработала бы первичная профилактика в школах, где дети уже с малых лет будут знать, что, если сложно с чем-то справиться, не нужно об этом молчать, так как в трудной ситуации помогут специалисты. Когда проблемы не скрываются, намного проще найти в себе силы на поиск решения. Так же и в терапии: вместо того, чтобы подавлять, избегать, отрицать, я веду клиентов посмотреть своим сложностям в лицо. Открыть их, признать и принять. А потом задать вопрос: что я буду с этим сделать? И каким бы сложным ни был путь, решение находится всегда. Ведь жизнь одна, и стоит того, чтобы за нее бороться!



Comentários


bottom of page