Психолог Алла Окишева: «Мы все поголовно в какой-то момент получили инвалидность»



Одним из самых страшных побочных эффектов COVID-19 стала изоляция. Открытый мир безграничных движений и возможностей, по сути, вдруг превратился в инвалида-колясочника, запертого в четырех стенах и без права выйти в люди. Примерно половина человечества не смогла справиться с этим ударом. Поэтому в 2020 году помимо врачей-инфекционистов одними из самых востребованных специалистов стали психологи. С одним из них пойдёт наш разговор. Алла Окишева – психолог-консультант, Master of Arts with Concentration in Leadership.


Алла, поход к психологу – это необходимость или модный тренд?

Для кого-то это тренд. Кто-то и, действительно, ищет утешения, сочувствия, облегчения. Хотя в нашей культуре мы скорее прибегаем к помощи друзей. Но этот способ не всегда верный. Чаще всего психолог воспринимается как врач. А к врачу, как известно, большинство людей идут уже тогда, когда совсем невмоготу. Ожидая при этом мгновенного эффекта уже после первого визита. Иногда психолога представляют себе как ремонтника. Что-то сломалось, и это срочно нужно починить. Но постойте: ведь износ мог тянуться годами! Следовательно, и восстановление требует времени. Если же посмотреть на психолога как на учителя, то консультация может понадобиться «при первых звоночках». Ведь в чем состоит основная задача психолога? Помочь человеку научиться мыслить и смотреть на ситуацию по-другому и, как следствие, начать действовать по-другому. Квалифицированный психолог научит вас глубже понимать себя и строить с окружающими вас людьми более гармоничные отношения. Если мы в мире с собой и в мире с социумом, мы точно счастливы, и невзгодам сложнее пробить нашу броню оптимизма и уверенности в себе.

– С какими запросами чаще всего к вам обращаются?

– Пожалуй, многих моих клиентов волнует вопрос достижения целей. Не у всех есть планы, не все ставят перед собой цели, и не все даже умеют мечтать. Новая тенденция в современном обществе – строить только краткосрочные планы, на ближайшие две недели. Это актуально, оправданно, но... как будто некачественно, что ли. Один из моих любимых инструментов психолога: списки. Я часто прошу клиента составить список планов на ближайшие 5 лет и навыков, которые он желает приобрести. Люди нуждаются в том, чтобы разложить в голове всё по полочкам, чтобы понимать, что они хотят и зачем, а самое главное – что с этим делать. Хочу – могу – делаю! Можно подумать, что это запрос молодых людей, но это не так. Достаточно много зрелых, казалось бы состоявшихся людей, приходят и просят помочь разобраться, потому что не знают, чего хотят, для чего живут и что же дальше? Еще один популярный запрос – социализация. Этот момент в основном волнует взрослых, имеющих детей.

– Как остро стоит проблема у современных людей с социализацией?

– Кажется, наше общество приближается к реалиям фильма «Первому игроку приготовиться», где жизнь прекрасна только в виар-очках, а без них – серые, унылые будни. В свете последних событий вопрос социализации наших детей обострился. Год, проведенный ими дома, безусловно, оставил след не только в качестве полученных знаний, но и в способности строить взаимоотношения с обществом. Невозможно переоценить важность его влияния на личность человека, потому что общество формирует наши нормы. На протяжении всей жизни каждый человек формирует свой социальный статус и осваивает определенные социальные роли, которые ему приходится на себя примерять. Но если задать вопрос «кто ты?», то далеко не каждый человек с легкостью даст ответ. Постоянная занятость, нехватка времени «крадут» исполнение социальных ролей, освоение новых, мечты о будущих. Много запросов от родителей: мой ребенок не хочет ходить в школу, мой ребенок не может в обществе даже назвать свое имя, у моего сына нет реальных, невиртуальных друзей и т.д. Первопричину папам и мамам необходимо искать в себе и в своих отношениях с собственным ребенком. Причем, как ни странно, эта проблема касается родителей как нормотипичных детей, так и детей с особенностями развития. Изоляция этого года, по сути, стала общим знаменателем для различных групп общества. Мы все почувствовали себя людьми с ограниченными возможностями, лишившись элементарного – возможности выйти на улицу. Можно сказать, мы все поголовно в какой-то момент получили инвалидность.

– В этой связи давайте перейдем к другому направлению в вашей деятельности: поддержке родителей, у которых дети имеют особенности развития. В какой момент вы поняли, что хотите специализироваться именно на этом?

– В Алматы есть общественная организация «Молодая Жизнь». Одно из направлений их деятельности – поддержка семей, воспитывающих детей с инвалидностью. Мой муж и дочь – их волонтеры. Я же всегда боялась участвовать в подобных мероприятиях. Боялась не самих детей, а того, что, увидев их, стану проявлять ненужную жалость. Но 4 года назад организаторы пригласили меня поработать с мамами. Оказать им поддержку, пообщаться с ними, почитать семинар. «Ну, мам я не боюсь!» – подумала я и согласилась. Среди тех мам оказалась Лейла Байрамова – руководитель общественного коррекционного фонда «Луч Света», занимающегося комплексной помощью подобным семьям. В итоге фонд стал моим мес- том работы, а мамы особых деток заняли большое место в моей практике и сердце.

– С какими проблемами чаще всего сталкиваются родители особых детей?

– В большей степени родителей особо волнует будущее их детей, то, как они будут социально адаптированы, смогут ли «выйти в самостоятельное плавание». Не менее важны для мам вопросы воспитания, решения поведенческих проблем у детей, инклюзия ребенка в различных сферах деятельности и т.д. Особая тема – это тема принятия своего ребенка и любви к нему! У всех путь разный, по-своему сложный и особенный.


– Для многих, слово «инклюзия» незнакомо. Давайте разберем, что оно означает, и насколько это важно.

– Понятие «инклюзия» вошло в нашу жизнь относительно недавно. Говорю «в нашу», потому что оно касается каждого человека, живущего в социуме, даже если он об этом не подозревает! Инклюзия – это процесс включения всех членов общества в совместную деятельность, возможность чувствовать себя востребованными и пользоваться равными правами. В целом можно говорить о следующем влиянии инклюзии на людей с ментальными особенностями: расширение социальных контактов; новые социальные роли: работник, сотрудник, партнер, друг; ответственность; принятие самостоятельных решений; построение взаимоотношений; признание авторитетов. Всего этого человек лишен, если он сидит дома.

– Как обстоят дела с этим в нашей стране?

– Безусловно, инклюзия в Казахстане есть. За последние 5 лет ситуация значительно поменялась. Сейчас 60% школ, 20% детских садов и 30% профессиональных, профильных заведений уже включены в систему инклюзивного образования. Оно развивается, дети с особенностями направляются, тьюторы выделяются. Но насколько высок уже уровень подобного образования я судить не берусь. Потому что качество типовых программ оставляет желать лучшего. Не все ставки специалистов учтены, не хватает психологов, дефектологов и т.д. Хотелось бы отметить еще один момент – изменение отношения нормотипичного общества к людям с особыми нуждами. Сейчас модно говорить о толерантности. Но насколько это осуществляется на практике вопрос к каждому лично: готов ли я стать более терпимым, научиться ждать, смотреть на других с участием, а не с жалостью и раздражением, могу ли я принимать человека и его особенности, дружить или просто общаться с кем-то не таким, как я? В прошлом году мне удалось поучаствовать в уникальном проекте Лаборатории «Действие Буквально», поставившим инклюзивный спектакль «Вавилонская башня». Режиссеры создавали такие условия существования на сцене, в которых равны были все, и актеры-профессионалы, и актеры с ментальными нарушениям. Каждый человек в чем-то особенный, нужно принимать людей такими, какие они есть. Мир – не черно-белый, мир многогранный. И я желаю нам всем в новом году видеть это разнообразие, быть его частью и дарить окружающим свою любовь! Будьте счастливы!



@alla.coachh

Издательство A-Press, свидетельство о государственной регистрации №0004547 серия 0904, от 24.05.2016 г. 
Журнал Teens and People свидетельство о постановке на учет ППИ и ИА №16030-Ж от 09.06.2016 г.

Республика Казахстан, город Алматы, ул. Жамбыла, 94.
Редакция в материалах не дает оценку чему-либо, а лишь выражает свое мнение. Ответственность за содержание статей и рекламных блоков несет рекламодатель. По вопросам: +7-727-339-89-85

©2016-2021  Teens and People