Мне сказали: «Человек с хирургической рукой должен быть в медицине»


Алия Меирманова – акушер-гинеколог


Алия, чтобы работать акушером-гинекологом, нужно призвание? В такую профессию не приходят случайно.

Или у вас всё было иначе?


– Когда я училась в школе, то не думала, что могу стать врачом. Для меня казалось, что лечить людей – это серьезное дело, с которым я никогда не справлюсь. Я любила математику, химию, физику. То, что помогает находить решения. Я училась в 11 классе, когда родители мне сказали, что мне нужно пойти в медицину и стать акушером-гинекологом. Я сопротивлялась, но так как мои родители настаивали, я согласилась. И уже с первого курса поняла, что хочу быть в этой профессии. На втором курсе во время практики я дежурила в роддоме. Когда увидела впервые, как рождается ребенок, упала в обморок (улыбается). Но потом мне помогли более старшие курсы, и всё нормализовалось. Сегодня я счастлива, что выбрала эту профессию.



– Человеку свойственно выгорание во всем. Вы в профессии уже 11 лет. Не возникало ли желания уйти или взять большой тайм-аут?


– Я закончила университет и поступила в интернатуру, работала в роддоме 5–6 лет. Помню, что приходила на работу в 7:30 и уходила в 23:00. И мне это нравилось. Я помню, как в то время опытные врачи мне говорили, что нельзя так много работать, человек быстро выгорает. Но я очень хотела сразу научиться всему: делать операции, назначать лечение, принимать роды. Всё это делала с удовольствием. Отработав 7 лет, я начала выгорать. Мне поступило предложение заняться бизнесом, я работала параллельно в MLM бизнесе и делала успехи. Писала неоднократно заявления об увольнении. Благодаря своим наставникам-профессорам я все-таки осталась в гинекологии. Они говорили, что человек с хирургической рукой должен быть в медицине, а остальное всё временно. Я это обдумала и осталась.



– Насколько вперед шагнуло направление гинекологической помощи в медицине? Многое ли изменилось за 11 лет?


– За это время изменилось очень многое, и это радует. Недавно я была в медицинском университете. Там на современных муляжах можно увидеть, как рожает женщина, можно сделать кесарево сечение на фантоме и многое другое. Если раньше мы делали всегда лапаротомные операции, то сейчас мы перешли на более щадящий методы лечения, лапароскопические операции. В плане хирургии и лечения мы быстро развиваемся. Но, к сожалению, отстаем от Европы и США. В Америке я была несколько раз, там уже развита роботохирургия. Такого у нас еще нет.



– Алия, расскажите, как выглядит ваш типичный рабочий день. Сколько пациенток вы можете вести одновременно?


– Мой рабочий день начинается в 7:45. В 8:00 мы даем студентам задания, в 8:30 начинается больничная конференция, затем операционное время (за день бывает до 4–5 больших операций помимо других). На всех операциях присутствуют студенты, с ними мы работаем до 14:30, далее у нас происходит заполнение документации, принимаем пациентов, отвечаем на их вопросы. Таким образом мы работаем до 16:00. Помимо стационара я также принимаю в частном медицинском центре три раза в неделю. Точное количество пациентов назвать не могу, так как получается всегда по-разному.



– Какие самые распространенные ошибки могут совершать молодые мамы?


– Хочу начать с того, что вообще многие женщины, вступая в брак, не думают наперед о беременности. Если у них появляются заболевания, они занимаются самолечением. Не думают о последствиях. Это самая основная проблема. Когда проходят годы, женщины приходят ко мне, и я всегда спрашиваю: «От чего вы лечились?», «Почему лечили сами?». И, конечно, все отвечают, что думали, что всё не так серьезно. Диагноз «бесплодие» мы ставим тогда, когда женщина в браке не может забеременеть год. Многие мамы после родов не ухаживают за собой, не соблюдают интергенетический интервал. Нужно соблюдать интервал как минимум два года, чтобы организм полностью восстановился. После этого можно забеременеть снова.



– Случалось ли у вас, что из рабочих отношений впоследствии складывались отношения дружеские?


– Так как больше времени мы находимся на работе, то тут, хочешь не хочешь, а из рабочих сложатся дружеские отношения. Я по сей день общаюсь со многими врачами, хотя работала в разных клиниках. Вне рабочего времени мы собираемся, поздравляем друг друга.



– Алия, в последнее время стало модным присутствие мужа или родственников при родах. Как вы к этому относитесь? И прижился ли этот «тренд» среди казахстанцев?


– Я считаю, что в этом есть и плюсы, и минусы. Когда идут схватки и нужна психоэмоциональная поддержка – в таких случаях может участвовать муж. А когда начинается сам процесс, я думаю, не стоит его привлекать. Лучше, чтобы на самих родах присутствовала сестра или близкая подруга. А когда, например, присутствует мама роженицы, она начинает жалеть дочь, суетиться, мешать врачам.



– Делитесь ли вы своим опытом, знаниями?


– Да, я преподаю в университете студентам от 4-го курса и выше. Также к нам ходят интерны, которые получают постдипломное образование. Мы им всё полностью показываем, обучаем практическим, коммуникативным навыкам. А вот студентам даем теоретические знания и курируем их.

Также я и мои коллеги читаем лекции, и не только в медицинских университетах. Мы выезжаем по городам Казахстана, но это больше уже по просветительской части касательно профилактики заболеваний, планирования семьи, ранней беременности.



@dr.aliya_meirmanova