top of page

Людмила Должикова



Согласно исследованиям Массачусетского университета, человек врет каждые 10 минут. Ложь бывает разной, как и способы ее определения. Если распознаванием ложной информации занимается профессиональный психолог, правды не избежать.


Людмила Должикова – семейный, кризисный психолог, специалист в области судебной экспертизы профайлинга и верификации лжи.



Людмила, расскажите, как долго в своей профессиональной деятельности вы занимаетесь психологией. И что было до?


– Профессионально занимаюсь психологией более 10 лет. До этого пережила значительный опыт работы в МЧС. Опыт работы в МЧС повлиял на мой профессиональный стиль и подход к работе в психологии, придавая особую значимость концепту «экстренных ситуаций». Это навык общения и работы с людьми в различных ситуациях, при которых человек испытывает стресс, тревогу, страх, потрясение и травму. Мой опыт в экстренных ситуациях помогает быстро оценивать потребности, оперативно и результативно подбирать подходящие стратегии решения и поддержки как взрослому, так и ребенку при любых жизненных обстоятельствах.



– Вы специализируетесь в области поведенческого анализа, отношениях и судебной экспертизе. Где чаще всего востребованы ваши профессиональные навыки?


– Такие навыки востребованы в гражданских делах, при разводе, когда супруги не могут прийти к единому решению при урегулировании спора о детях. В случае взыскания морального вреда, когда необходимо восстановить картину происшедшего и определить степень перенесенного страдания человеком. Когда возможно составление психологического портрета при подборе кандидата в супруги. Я предлагаю методы изменения некоторых поведенческих аспектов, которые помогают улучшить эффективность коммуникации между людьми. Взаимодействую с госорганами и службами безопасности, куда привлекаюсь для помощи в понимании личности человека, его мотива поведения, правдивости, для экспертизы. Привлекаюсь специалистом к досудебным расследованиям в области прав человека по фактам пыток. Кроме того, такие услуги могут потребоваться в других областях. Например, при проверке надежности рабочих, анализе психологических портретов потенциально опасных людей. В бизнесе при анализе партнерских отношений это выявление факторов, которые могут привести к нарушению доверия или конфликтам между партнерами.



– Какова ваша роль в сопровождении семей в период развода? И какие психологические аспекты вы учитываете для помощи в процессе разрешения конфликтов?


– Я выступаю в роли медиатора, помогая супругам разрешить конфликты и добиться взаимопонимания. Могу использовать различные методы: биографический анализ, анализ личности супругов, их семейной картины, выявления их потребностей и интересов. Также работаю с парами, которые не вступили в законные отношения, помогаю им понять друг друга, наладить коммуникационные связи, преодолеть разрыв отношений или способствую возвращению одного из партнеров в семью. При работе с семьей, парой в процессе конфликтов учитываю эмоциональные потребности, страхи и ожидания клиентов, которые могут стать препятствием в решении проблем. В результате процесс развода становится более гладким и корректным в эмоциональном плане для всех участников, в том числе и детей.



– Немногие специалисты по психологии готовы работать в области верификации лжи. Как профессионал, скажите, часто ли люди врут? С какой целью?


– Да, немногие готовы работать в этой области, поскольку это сложный и ответственный процесс. Однако могу сказать, что люди врут практически постоянно как с какой-то определенной целью, так и без какого-либо умысла. Ложь может быть вызвана желанием защитить себя от чего-то, сохранить свой статус, избежать наказания или получить некую выгоду. Люди иногда лгут, чтобы произвести желаемое впечатление на других людей. Бывает, что ложь становится привычкой, и люди начинают лгать без всякой на то причины. Но важно понимать, что доверие и честность важны для любых отношений как в личном, так и в профессиональном плане, и ложь может привести к нарушению этих отношений вплоть до разрушения.



– Какие методы верификации лжи вы применяете в своей деятельности?


– Для определения обмана я наблюдаю за реакциями человека, его поведением в той или иной ситуации, особенностями общения, речи, мимическими выражениями. Проявления могут быть разными, например, такие, как повышенная тревожность, неестественное положение тела, взгляд в сторону и так далее. Важно понимать, что ни один из методов не дает 100% гарантии правильности определения лжи. Необходимо использовать несколько методов анализа и интерпретации результатов, только в этом случае можно получить более точную информацию о достоверности происходящего.



– Сегодня вы ведете масштабную общественную работу. На что она направлена?


– Она направлена на защиту прав человека и преодоление серьезных проблем в обществе. Бытовое насилие, буллинг и высокий уровень конфликтности могут оставить негативные последствия, влияющие не только на жертву, но и на общество в целом. Провожу различные консультации для профилактики насилия и насильственных действий, где сотрудничаю с общественными организациями и государственными учреждениями. Такая работа помогает людям осознать важность мирной и безопасной жизни, понять, что никто не должен страдать от насилия и конфликтов, так как есть способы решения проблемы без насилия.



– Насколько важна квалифицированная консультативная помощь населению в области психологии сегодня? На ваш взгляд, достаточно ли она развита в нашей стране?


– Квалифицированная помощь крайне важна для населения, так как человек в своей жизни может столкнуться с эмоциональными и психологическими проблемами, способными затруднять его повседневную жизнь. К примеру, к трудностям можно отнести проблемы с самооценкой, эмоциональный стресс, семейные конфликты, насилие или депрессию. В Казахстане происходит рост интереса к психологической помощи. На сегодняшний день в городах созданы различные службы помощи семье, детям. Однако всё еще есть потребность в развитии данной области в плане улучшения доступности квалифицированных психологических услуг для всех людей.



コメント


bottom of page